Оглавление: О моем перерождении в меч

Раздел №764. Нелегальные поселения — О моем перерождении в меч

Судьба заносит на континент Гордисия самых разных людей.
Командированные сюда по службе солдаты, осужденные за тяжкие преступления рабы, идущие здесь в качестве пушечного мяса, авантюристы, ищущие здесь место для тренировок и выполнения дорогих поручений, беглые преступники.
Гордисии всегда требуются новые воины, и всем подобным персонажам обеспечен радушный прием. Впрочем, разыскиваемым преступникам, конечно, не позволят просто так разгуливать в порту, если это, конечно, не фигура вроде Арсларса. Тем не менее достаточно тебе сменить имя и взяться за работу со всей серьезностью — и никто не станет ворошить твое прошлое.
Именно поэтому это место является таким популярным пристанищем для преступников. На каждом из континентов присутствуют брокеры, без устали организующие тайные вояжи на Гордисию для любых противников действующих властей.
Однако, если совершить преступление и здесь, то арест не заставит себя долго ждать. В конце концов, лояльных сил в лице солдат и рыцарей на государственном жаловании тут хватает. Так что, в каком-то смысле, каждый из портов Гордисии представляет собой место с самым низким уровнем преступности в мире.
— Однако это все справедливо только для пространства за пределами барьера. Внутри уже неприменимы никакие из действующих законов — вы оказываетесь в желудке демонического зверя.
— Значит, преступники здесь гуляют сами по себе?
— Не во всех регионах. Но есть такие персоны, кто, попав за барьер, предпочитает остаться жить внутри.
— Кто-то живет внутри барьера?
— Ну, не то, чтобы это было невозможно.
Пространство внутри барьера полностью заполнено Пожирателем бездны. Однако он, будучи полу-материальным, полу-эфирным созданием, невидим для невооруженного глаза, и помех для передвижения не создает.
Из-за барьера внутрь подтягивается воздух, так что обычные люди все еще способны вести там деятельность. Мало того, там еще и достаточно плодородной почвы, дающей жизнь растениям, а они, в свою очередь — животным. Там есть и реки, и озера.
— Разве этот Пожиратель бездны не должен что-то пожирать? Как там остались животные и растения?
— Это верно, но пусть он и способен есть что угодно, он все еще исходит из принципа коэффициента полезного действия.
Несмотря на то, что Пожирателя бездны кличут «Пожирающем все», способ питания он избрал нетривиальный. Заботу о снабжении энергией он поручил демоническим зверям, прозванным «Иммунными демонами», которых он порождает внутри собственного тела.
Как раз эти самые иммунные демоны едят что угодно, начиная от земли и животных, и заканчивая маной со скверной. Тем не менее у них есть определенный приоритет в питании.
В первую очередь их тянет именно на ману. Ничто не является более вкусной кормежкой для иммунных демонов, чем существа, хранящие в себе большой запас маны.
Именно поэтому, вскоре после рождения Пожирателя бездны, с континента полностью исчезли все демонические звери. Даже такие высокоранговые демонические звери, как драконы, обитающие здесь, не смогли в конечном итоге ничего противопоставить бесконечно наседающей на них орде иммунных демонов.
Покончив с демоническими зверями, иммунные демоны переключились на содержащие ману породы деревьев и растений. Только после этого они перешли на разумные расы.
— Если бы разумные расы полностью отсюда исчезли, то эти твари, наверное, принялись за обычных животных, растений и саму землю. Однако пока мы продолжаем сражаться, иммунным демонам ничего не остается, как искать людей внутри барьера. Ни на что другое они глаз не положат.
Значит, пока разумные расы посылают на континент войска, иммунные демоны будут оставаться здесь. Обязательства Гордисии, по сути, призваны защитить весь мир от аппетита этих эндемичных хищников.
— Итак, теперь можно и сказать пару слов о деревне. Для начала надо заметить, что Иммунные звери материализуются внутри Пожирателя бездны, и постоянно возникают в разных точках континента.
— Материализуются?
Совсем недавно он уже это упоминал. Если подумать, то мы и понятия не имеем о том, как именно рождаются иммунные демоны.
— Верно, с нашей точки зрения это выглядит так, будто они самозарождаются из самого воздуха. Однако этот феномен не равномерен на протяжении всего континента.
Судя по всему, чем ближе к центру континента, тем чаще появляются иммунные демоны, и тем они сильнее.
— Однако это еще не все. Частота появления демонов еще и варьируется от места к месту. Есть даже такие места, где, по неясным причинам, они не появляются вовсе. Именно там мы основываем города.
Ясно. Там, где не появляются иммунные демоны, можно вести земледелие, а значит становится возможным постоянное проживание. При условии, что у поселения есть военные силы для противостояния демонам, появляющимся за его стенами.
— Однако есть поселения, к основанию которых комитет не прикладывал руку. Они основываются силами преступников и дезертиров в местах, где иммунные демоны появляются реже, чем обычно.
— Пусть реже, но все равно появляются?
— Верно. Жители таких поселений могут рассчитывать только на свои силы, если иммунные демоны появляются внутри городских стен. Такое поселение может появиться и быть уничтожено еще до того, как мы о нем узнаем. Вести их учет не представляется возможным.
Таковы реалии так называемых нелегальных городов и деревень, основанных преступниками.
— Я полагаю, что Кастель как раз одна из таких нелегальных деревень.
— Вот оно что… Значит, все кто туда идут — преступники?
— Нет, не обязательно. Можно сказать, что такие поселения существуют на правах нашего молчаливого согласия. В определенной степени они необходимы для деятельности авантюристов на территории континента. К тому же жители таких поселений охотятся на иммунных демонов. Так что они для нас необходимое зло, и никто их без надобности не тревожит.
В общем, не то, чтобы к таким поселениям не было никаких вопросов, но от них достаточно пользы, чтобы глядеть на их существование сквозь пальцы. Кроме того, они неплохо годятся в качестве перевалочных пунктов для авантюристов, ведущих деятельность на Гордисии.
— Значит, авантюристам можно посещать нелегальные деревни?
— Их жители неплохо снабжают информацией, и ведут бартерную торговлю. Они знают, что если от них будет больше вреда — к ним отправятся в карательный поход. В некоторых деревнях еще и имеются гостиницы.
Судя по всему, правильнее эти деревни воспринимать не как опасные гнездилища преступников, а как скрытые оплоты отвергнутых миром людей.
Значит, родители Фран жили в подобном месте? Но я не слышал о том, чтобы они совершали какие-то преступления.
— Послушайте, а продают ли с этого континента кого-то в нелегальное рабство на другие континенты?
— С чего внезапно такой вопрос?
Уильям с подозрительностью уставился на Фран. Наверное, это первый раз со времени приезда сюда, когда Фран действительно заставила кого-то напрячься. Однако она сразу же уточнила причину вопроса.
— Я была одной из них. Я росла в этой деревне, но после убийства моих мамы и папы меня захватили в рабство и перевезли в королевство Кранзер.
Пусть это не то, что следовало разглашать лишний раз, но по крайней мере это сняло с Фран лишние подозрения. Всегда мерзко вспоминать о рабстве, но тот факт, что Фран являлась бывшей рабыней никак не принижало ее текущие достоинства.
Она и сама, похоже, считала так же, так что рассказала об этих страницах своей жизни без особого стеснения.
— Так… Вот оно что, так вот зачем вам в Кастель.
— Навестить могилу родителей.
— Хорошо. В этом я помогу вам насколько хватит моих полномочий. Для начала, напишу рекомендательное письмо для гильдии авантюристов. С этим у вас будет доступ к самым свежим картам. А что касается работорговцев…
Уильям слегка запнулся, но быстро набрался смелости и продолжил:
— Известно, что крупная организация, занимающаяся работорговлей, проникла на территорию континента и обосновалась здесь. Вероятно, они воспользовались связями в нескольких странах, чтобы вывести с континента нелегальных рабов.
— Вы не досматриваете корабли?
— На это у нас полномочий нет. В принципе, здесь нет практически ничего, что стоило бы риска вывозить по неспокойным водам.
На этой земле иммунные демоны пожрали все магические металлы, свели на нет популяцию демонических зверей, и не оставили ни одной волшебной травинки. Покинуть барьер демоны не в состоянии.
Таким образом, раз с Гордисии невозможно вывести никакой дорогостоящей контрабанды, то и законодательства, разрешающего досмотр товаров, тоже не было.
Опять же, пусть и присутствует молчаливое согласие на незаконное проживание людей внутри барьера, они все еще проживают там нелегально. Нет страны, что могла бы заступиться за них, а для комитета заведующих важнее не допустить конфликтов между государствами, чем защищать местных жителей.
Все это создает благоприятные условия для контрабандной торговли людьми.
— Будьте осторожны с синими котами.
— Так это они берут нелегалов в рабство?
— Информация не проверена, так что больше сказать не могу. Наверное, местные авантюристы смогут рассказать вами об этом больше.
— Хорошо.
Я почувствовал, как Во Фран разгорелся огонь энтузиазма.
— Фран, тебе об этом уже говорили, но запомни — безопасность превыше всего, хорошо?
— Хорошо.
Что-то мне подсказывает, что обычным посещением могилок это не будет.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оценка: 1Оценка: 2Оценка: 3Оценка: 4Оценка: 5Оценка: 6Оценка: 7Оценка: 8Оценка: 9Оценка: 10 (Пока оценок нет)
Загрузка...

Поддержи проект, мы работаем для вас! Спасибо за помощь!

Автор: White WebMaster

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Авторское право © 2021 Переводы ранобэ
top

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: